Арнис Кали Эскрима в Украине

Школа Контра Темпо

Герои Себуанской Эскримы *
Автор: Celestino C. Macachor. Перевод: Сергей Сердюков

 

Главная

 

Новости

 

Статьи

 

Видео

 

Словарь

 

Ссылки

 

Контакты

 

Идёт набор в группу для занятий в

МФБИ "Контра Темпо"

тел. + 38 095 354-45-42

e-mail: eskrima@ukr.net

 

 

         Чего возможно не предвидели ранние псевдоисторики, так это скорость, с которой информационные технологии могут разоблачить необъективность истории Филиппинских Боевых Искусств ( прим.пер.: Далее будет использоваться аббревиатура ФБИ ). Два десятка лет назад докопаться до правды среди искаженных исторических данных было делом трудным, а качественных поиск фактов в библиотеках являлся долгосрочным занятием. Благодаря интернет-революции, в наше время, бремя доказательства существования древнего искусства кали, предполагаемого прародителя боевого искусства эскрима/арнис/эстокада , лежит на сфабриковавших эту историю людях.

            Но интернет информации недостаточно; трудоемкие "полевые" работы и мультимедийные исследования, интервью с живыми потомками практиковавших ФБИ людей необходимы для поддержания нашей теории что:

  1. Эскрима/арнис/эстокада ( прим.пер.: и, естественно, кали ) не существовали до прибытия испанцев, как ранее заявлялось Филипино-Американскими практикующими ФБИ, но создавалось в течение испанской колонизации архипелага. Это боевое искусство было гибридом испанского рапирного фехтования времен Возрождения и простонародных форм палочного боя коренных филиппинцев. Это боевое искусство развивалось в основном в прибрежных, уже христианизированных деревнях Висаянских островов Себу, Бохол, Панай, Лейте, Негрос, и прибрежных провинциях острова Лузон: Замбалес, Пампанга, Илокос и Батангач - где существовала угроза морского нападения пиратов Моро.
     

  2. Испанцы призывали рекрутов из Себу, Бохола, Макабебе для подавления Сулу и Минданао. В исторических книгах отмечен успех подавления Сулу администрацией дона Себастьяна Уртадо де Коркуэра за счет политики рекрутизации лучших воинов христиан из коренных народов.
     

  3. Эскрима достигла одного из базовых этапов в развитии в том же году (1635), в котором Коркуэра стал генерал губернатором, и это совпало с введением языка Чавакано (прим.пер.: или чабакано - исп. chabacano) экспедиционным корпусом из тысячи креоло-испано- говорящих себуанцев под командованием капитана Хуана де Чавеса по распоряжению епископа Фрая Педро архиепархии Сантиссима Номбр де Хесус (Себу).
     

  4. Определенную роль сыграли воины-священники Иезуиты, которые сопровождали экспедиционный корпус де Чавеса. Они же учили себуанцев-христиан орассионес ( oraciones, христианские заговоры, "молитвы" : прим.пер. ) в течение долгого путешествия на Замбоангу. Эти христианские заговоры орассионес стали неотъемлемой частью ритуала среди эскримадоров.
     

  5. Преобладание испанских терминов почти во всех стилях эскримы, например, аbanico, fraille, crossada, boca y lobo, planchada, rompida, de cadena, amarra, carrenza, sumbrada, cadena de pasa, senorita, и так далее.


         В прошлых статьях для журнала Rapid Journal, Нед Непангуе и я рассмотрели одно широко-распространенное заблуждение относительно ФБИ. Самым спорным моментом, связанным с мифом о кали, является то, что это боевое искусство было создано на мусульманском Минданао. Несмотря на мои аргументы относительно кали, мужество и боеое мастерство народа Моро вызывают у меня восхощение. Однако, несмотря на их жестокость в бою, в нынешней эскриме нет ничего, связанного с боевыми стилями Моро.

        Я прожил на Минданао 22 года, и в отличие от Себу, где, вероятно, один эскримадор на каждый квадратный километр, здесь на Минданао эскримадоров мало, живут они далеко друг от друга, и все их стили ведут происхождение из Себу. В Насипит, Агусан-дель-Норте, я нашел старого основателя Лусенара Эскрима де Комбате, приехавшего из
Тубурана, с северо-запада провинции Себу . Следующую эскриму можно найти в 176 км в Кагаян-де-Оро, и это — отделение 26 Балинтавак Эскримы.

         Примерно в 140 км от Кагаян-де-Оро, Паблинг Кабахуг и Хесус Абейя, последователи Модернос Ларгос Эскрима из Озамис, они тоже себуанцы. Один мусульманин клиент из Коламбуган, Ланао-дель-Норте, подтвердил, что такого боевого искусства как кали не существует. Но он отметил существование такого понятия как ридо , которое означает кровавую вендетту, войну на изнурение между двумя враждующими мусульманскими семьями. Как бы то ни было, igso ’ (мусульманский брат) пообещал мне, что если найдет хоть одного мастера кали , он немедленно отправит письмо моему бывшему торговому представителю Руди Сяо, его куму. С тех пор прошло более 6 лет, сейчас я живу в моем родном городе Себу и все еще поддерживаю связь с Руди и ожидаю новостей про кали . Но пока получаю только шутки.

        За исключением силат и кунтао , которые многие фанатики кали безуспешно пытаются связать с ФБИ, не объявился ни один Филиппинский мусульманский грандмастер . Скрытность? Тогда почему каждый в США продает обучающее видео с кали , этого так называемого тайного боевого искусства? И кто тогда тот болтун, который так щедро делится секретами кали с чужеземцами, но не со своими братьями пиноями(прим.пер.: pinoy — этнохороним филиппинцев). Просто нелепо! Практически 98% грандмастеров середины 20-го века, пионеров и новаторов в ФБИ — себуанцы. И где же грандмастера кали от Моро? Наиболее убедительными доказательствами этой теории происхождения эскримы могут послужить эпические истории Сольферино Боринага из Пилара, Камотес и сага Сабанала начиная со старой истории Моалбола Лауренте "Laguno" Сабанала до ныне живущих наследников его сына, Пабло "Амбой Кидлат" Сабанала.

         Сильно контрастирует с историей о владеющей кали слепой принцессе Хосефине из Гандара, о-в Самар, это история о Боринаге, которую не один пожилой житель в Гандаре может вспомнить и достаточно последовательно пересказать. Будучи в Маниле, мне посчастливилось ехать в кэбе, которым управлял молодой человек двадцати с лишним лет, приехавший из Пилара, о-ва Камотес. В версии истории, рассказанной водителем кэба о Боринага, не оказалось значительных различий от версий этой истории из уст мастер Юли Ромо или исторических хроник Эванджелин Лавиллес де Паула в её книге “Себу: в легендах и истории”. В предыдущей статье для журнала Rapid “Новые теории о происхождении эскримы” мои предположения о том, что Боринага был эскримадором, были полностью умозрительными, пока я не получил удивительное сообщение от мастера Юли Ромо, с которым я еще не встречался лично в то время; в сообщении было: “Soferino "Kapitan Perong Pak-an" Kabigting Borinaga of Pilar, Camotes, banggi-itang eskrimador sa isla sa puting baybayon" (Солферино “Капитан Перонг Пак-Ан” Кабигтинг Боринга эксперт в эскриме с Острова Белого Пляжа). Это сообщение меня очень взволновало, потому как было получено от одного из самых уважаемых экспертов по эскриме. И теперь у меня есть и название его системы и история с подробностями.

Моро перед рейдом

         Я попытался связаться с мастером Юли Ромо в тот же день по телефону, который он дал, так как я был в Маниле по деловым вопросам. Но из-за несостыковки наших расписаний мы были вынуждены перенести встречу на следующий месяц, и в конце концов услышал версию истории Боринаги в декабре 2004 года в чайном доме “Хап Чан” в городе Макати. Солферино “Капитан Перонг Пак-Ан” Боринага родом из Кабалиан, Южный Лейте, переехал на о-в Пилар, это крошечный островок, входящий в Камотскую группу островов на северо-востоке провинции Себу.
       Он нес дежурство, наблюдая за мародерствующими пиратами Моро из пещеры, расположенной на скале. Это естественная формация, предоставляла хороший обзор, благодаря стратегическому расположению хорошо подходила для организации balwarte (сторожевой башни). На скале Капитан Перонг сконструировал оригинальную катапульту из пяти живых стеблей бамбука, росших около обрыва. Пять крепких стеблей были согнуты под 45 градусов и надежно привязаны канатом из абака (
прим.пер. банан текстильный ) к крепким колышкам в нескольких метрах от вершины.
        Капитан Перонг размахивая своим лампиронгом (Висаянская версия баронга, одного из видов клинков Моро) “оседлал” катапульту, по его сигналу была перерезана веревка, и он пролетел как супермен на высоте нескольких футов над землей по траектории, точно рассчитанной, чтобы приземлиться рядом с причаливающими парао (“paraos” лодки Моро). Он приземлился аккуратно и мягко на харша ( прим.: “harsha”, видимо другое название лодки ); элемент неожиданности и удивления от наблюдения человека, летящего по воздуху, шокировал моро и практически не оставил времени для реакции. Так в одиночку, благодаря своей огромной скорости и превосходящим навыкам эскрима, он прикончил всех захватчиков моро в лодке.
        Благодаря этому отважному поступку он получил прозвище Капитан Перонг Пак-ан (Крылатый Капитан Перонг или Летающий Капитан Перонг). И те, кто не видел гениальности этой естественной катапульты, действительно верили, что он обладал сверхъестественными силами. Летающий фехтовальщик, появившийся ниоткуда средь бела дня перед пиратами Моро, которые никогда более не появились у берегов Камотских островов снова.
        Руководство островком Комотес перешло к сыну Боринаги Мартину, название изменилось на Isla sa Putting Baybayon ( Остров Белого Пляжа ), переименование произошло благодаря его жене Пилар.
        Единственным ныне живущим мастером системы Капитана Перонга, называемой Репикада Пегада Эскрима, является Юли Ромо, который обучает этому стилю дополнительно к урокам по Кали Илюстрисимо. Он унаследовал эту систему от своего дяди Татай Анас Ромо, которому посчастливилось учиться у Эмонга Уриас из Гуиндулман, Бохоль. Эмонг Уриас и его paisano (соотечественник) Педро Кортес однажды научили техникам ближнего боя ныне покойного грандмастера Антонио Илюстрисимо. Во время своей юношеской ссылке на Минданао, ГМ Антонио Илюстрисимо выучил тонкости праксьон ( praksyon ) у обоих мастеров с Бохоль, техники, не входившей в исходную систему семьи Илюстрисимо. Татанг никогда не изучал «кали» или эскриму у каких бы то ни было мастеров Моро на Минданао, как и мастер Юли Ромо. Это серьезный удар по мифу о причастности Моро к системе Илюстрисимо!

         История Лоренте Сабанала возможно происходила в то же самое время, что и исторя Боринаги. Лоренте «Лагуно» Сабанал был лишен свободы за убийство гвардейца испанской гражданской гвардии в Бохоле примерно в середине 19 века. Позже он бежал и выбрался на Моалбоал на лодке. Найдя место, богатое рыбой, беглец вернулся в Бохол чтобы взять семью в их новый дом.
Городок Моалбоал раньше назывался Лагуно в честь человека, успешно отразившего нападение пиратов Моро на побережье этого простого южного Себуанского города.
        Батанг или большие залежи плавучего дерева на мангровых берегах Моалбоала, это место, как считается, является кладбищем Лоренте Сабанала. Здесь же находится место, где похоронена «волшебная» палка, однажды посеявшая ужас среди вторгнувшихся пиратов Моро. В наши дни батанг, который жители Моалбоала называют Лагуно, все еще виден в отлив на берегу недалеко от месторасположения рыбного рынка. Это нелепо и странно, но городская управа поставила в настоящее время памятник доктору Хосе Ризалю, но не человеку, однажды выступившему вперед и защитившему женщин, детей, религию и культуру. И вдобавок, как соль на рану, слава изобретателя боевого искусства, которое Сабанал практиковал и возможно изобрел, ушла к бывшим его противникам.

Почему эскрима сосредоточена в прибрежной част острова и отсутствует в горных деревнях?
Такой же шаблон существует на других островах Висаянской группы, на которые часто совершались набеги пиратов Моро.

 

         Часть ученичества в эскрима, перешедшая от Лагуно к его сыну Пабло «Амбой Кидлат» Сабаналу включала ритуальные заговоры на lana ( кокосовое масло ), которые давали защиту от злых сил. Ритуал проходил на кладбище в ночь на Страстную Пятницу. Традиционный метод тренировки перемещений на ногах включал в себя использование трех скорлуп от кокосовых орехов лунными ночами. Амбой Кидлат мог вызвать любого, чтобы тот ударил Амбоя в любую часть тела, причем последний, не теряя устойчивости на скорлупе, уверенно отражал все атаки. В качестве предварительного условаия, новичок должен был пройти испытание полноконтактного спарринга, также известного как хуэго тодо, с использованием скрученного upak, внешней омертвевшей коры кокосовой пальмы.
        Пабло «Амой Кидлат» Сабанал был путешественником (скитальцем), ездящим на лошади по городам юго-западной части Себу и обучающим эскриме. Одним из наследников его системы, которого мы интервьюировали, был покойный Хулиан Гок-онг, награжденный медалями за Вторую Мировую войну и который унаследовал систему от своего дяди Феликса «Тити» Гок-онга.
Современник, приятель и земляк Телесфоро Субинг-субинга, «Тити» присоединился к рабочей забастовке на плантации Хило, где он работал. Американский офицер пытался на лошади прорвать линию пикета, но «Тити» не сдвинулся ни на дюйм со своего места, и, вместо этого, мощно ударил лошадь по голове, сбив ее и всадника с ног. Благодаря этому инциденту он заработал уважение управляющего американской плантации, который позже стал организатором матчей хуэго тодо. Тити побил чемпиона эскрима из Хило и позже убил афро-американца в честной дуэли.
        Тити был известен как человек с очень быстрыми руками, которыми он мог поймать рыбу на мелководье, просто голыми руками. Когда Маной Хулиан давал нам интервью для этой статьи, он был очень точен, рассказывая что они не давали названия для стиял эскримы Амбоя Кидлата. Это просто называлось эскрима, но чтобы отличать их систему от остальных и чтобы указать на доминирующие техники в методологии, он назвал систему Абанико де Вертикаль, которая являлась лишь частью из всех практикуемых ими стилей: флорете, фрайле, хуэго литерада.

        Прочие стили, из которых состояла Абанико де Вертикаль:

  • Фрайле – в основном kulob / hayang (вращение изнутри и снаружи) и гинантинг(ginunting), эспада корта (espada corta), пунта и дага (punta y daga) техники.

  • Флорете – в основном техники двух палок

  • Хуэго литерада (Juego Literada) – сходно технике Ластико (Lastico) для контр-атак против агрессивных оппоненотов

  • Кадена де Паса (Cadena de Pasa) – текучая продолжительная последовательность ударов двумя палками, начинающаяся с нижних конечностей до головы или наоборот.

        Хулиан начал свой путь в эскрима еще подростком, его первым инструктором был некто Химайа (Himaya), который научил его первым техникам флорете с двумя палками. Когда Феликс «Тити» Гок-онг вернулся с Гавай в 1922, он собрал всех своих племянников чтобы тренировать их в эскрима. Хулиан с кузином Далмацио «Мачонгом» Гок-онгом тренировались с Тио Тити в Барангай Нанса (Barangay Nanca) лунными ночами. В те дни для сохранения секретности эскриме обучали ночами. Особое место в этих ночных тренировках отводили работе ног по треугольникам. Упражнение заключалось в перемещении по трем срезанным до половины кокосам, чтобы отработать баланс и положение/структуру/углы тела.
        Хулиан Гок-онг умер 19 февраля 2003 года. Он передал эскриму Амбоя Кидлата, ныне известную как Абанико де Вертикаль, своему сыну Патрисио Гок-онгу, спортивному руководителю в Нестле и бывшему двух-кратному чемпоиону Филиппин по поднятию тяжестей среди легковесов.
        Теодоро «Тотонг» Нуево было 84 года, когда мы брали у него интервью в 2002 году рядом со старым домом Амбоя Кидлата в Моалбоал. Ной Тотонг также рассказал нам истоию других эскримадоров из клана Сабанал; среди них Хосе Сабанал, удивительный боец, известный победой над семерыми вооруженными противниками, когда сам он лежал на земле. Он отлично применял руки и ноги, чтобы ставить блоки и бить нападавших. Другим эсктраординальным членом клана была младшая сестра Амбоя Кидлата, Сильвина «Инси Бенанг» Сабанал (Silvina “Insi Benang” Sabanal). Манной Тотонг рассказывал, что Инси Бенанг практиковала таголилонг (tagolilong) – искусство невидимости, способы маскировки и обмана, подобные японским техникам ниндзюцу. Другим опытным эскримадором, принадлежавшим клану, был Филомено «Ингко Менонг» Сабанал, обладавший сверх-человеческой силой, способный поднять тяжелый металлический жернов ( прим. или шлифовальный станок ) удерживая его зубами.

        Хотя он никогда не получал формального образования, Амбой Кидлат владел разговорным испанским языком и помнил длинные латинские орасьон (orasciones), следуя рассказу Ноя Тотонга. Отличные знания испанского Амбоем Кидлатом, несмотря на отсутствие образования, интересны потому, что он мог получить их от своего отца Лоренте. Кто мог обучить Лоренте языку колонизаторов во времена, когда едва 2% населения могли говорить по-испански, если только он не принадлежал к привилегированному классу воинов-наемкниов, специально обученных испанцами для усмирения Минданао? В своей книге «Филиппинские Боевые Искусства» Ден Иносанто c теплотой вспоминал как, до их появления на ТВ, его уважаемый инструктор ГМ Хуанито Ла Косте, бегло говорящего по-испански, помог с переводом одной мексиканской семье, имеющей проблемы с проездом в автобусе. Это действительно очень интересно, что Лакосте, говоривший на pigin English ( гибридный язык ) и вероятно вышедший из бедной филиппинской семьи рабочего класса, мог говорить на испанском языке на уровне, доступном только для богатых и знаменитых в его родной стране. Мы можем только предположить, что ГМ Лакосте и другие себуанские пионеры в США, такие как Джек Сантос, Телеспоро Субингсубинг и Лаки Лукайлукай, являлись наследниками того же класса воинов, предков Солферино Боринага и Лоренте Сабанала. Родной город ГМ Лакосте до сих пор остается загадкой, тем не менее вот серьезный аргумент: ГМ Хулиан Гок-онг, Телеспоро Субингсубинг, Лаки Лукайлукай и Джек Сантос – все они из одного городка Баламбан, Себу, где странствующий Амбой Кидлат когда-то обучал эскриме.

        Амбой Кидлат имел детей от незаконной связи, одним из них был Бриджидо, унаследовавший его эскриму и экстраординальную силу. Осужденный несправедливо за кражу бананов у соседа, Бриджидо выбрался из тюрьмы, согнув железные прутья голыми руками.
        Единственная живая дочь Амбоя Кидлата, на момент написание этого материала, Факунда «Алинг Кунда» Сабанал Берро ( Facunda “Aling Cunda” Sabanal Berro ). Алинг Кунда родилась в Тунге, Моалбоал 25 ноября 1924 года. Одно из самых теплых воспоминаний ее о покойном отце касается Второй Мировой войны, когда она увидела как ее отец запугал японского солдата, вторгшегося в их дом, согнув у него на глазах лом и хлопнув им по груди. С тех пор ни один японский солдат не подходил к их двери.
Алинг Кунда обучилась эскриме просто наблюдая, как ее отец учит братьев Бриджидо, Серапиона, Альфонсо, Убальдо и старших сестер Магдалену и Сегундину. Кроме отца сильное влияние на нее оказала тетя Инси Бенанг Сабанал, свирепый боец, тетя, по ее рассказу, однажды чуть не задушила своего насильника до смерти «замком» (a tight submission lock).

        Алинг Кунда имеет коллекцию мистических паньо (panyo) (платков), исписанных латинскими магическими формулами, они носились для защиты. Когда Лузвисминда (Luzvisminda), дочь Алинг Кунды, показала нам старое изображение ее бабушки Деметрии, Алинг Кунда рассказала, что ее мать также была эскримадором еще до того, как встретила своего будущего мужа Амбоя Кидлата. Когда мы спросили, почему было так много женщин эскримадоров в ее время, Алинг Кунда подтвердила то, что мы ждали все это время. Она была первой, и возможно последней эскримадором, которую мы интервьюировали, чтобы подтвердить, что первичной и основной целью в изучении искусства эскримы была защита их деревень от пиратов Моро.

        Женщины были любимой добычей рейдеров Моро для своих гаремов, и не удивительно, что некоторые из них были смертельно опасными воинами. Даже в начале 20 века пираты Моро продолжали сеять ужас в прибрежных частях Себу, ее старший брат Серапион взялся за работу их деда Лоренте по защите Моалбоал от рейдов Моро. Эти факты из первых рук, касающиеся использования эскримы против пиратов Моро, являются окончательным доказательством того, что наша теория о возниконовении Филиппинских Боевых Искусств исторически верна.
       
        Алинг Кунда – свидетельство смелости, силы, прочности, стойкости и глубокой духовности своего поколения. Поистине замечательная женщина и эскримадор, последний живой потомок легендарного Пабло «Амбой Кидлата» Сабанала и внучка Лоренте «Лагуно» Сабанала, настоящего героя юга и, возможно, первого представителя искусства эскрима на острове Себу.

Родословная Сабанал

Фото ниже это последние живые наследники Амбоя Кидлата

                                                      

   Тотонг Нуево на фоне обветшалого старого дома Амбоя Кидлата,                           Ной Тотонг Нуево показывает эскриму Амбоя Кидлата

                                            где живет Алинг Кунда

                              

                               Алинг Кунда и дочь Лузвиминда                                                Алинг Кунда демонстрирует эскриму без оружия

                            

                                   Деметрия Сабанал, жена Амбоя Кидлата                                                     Фото семьи Сабанал
                                                                                                                 Слева – Альфонсо Сабанал, «точная копия» своего отца Амбоя Кидлата

* - взято с http://life-about.livejournal.com/8511.html

ГлавнаяНовостиСтатьиВидеоСловарьСсылкиКонтакты